Среда, 07 декабря 2016 20:17

ПОСЛЕДНИЙ РЫВОК

Автор
  • размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта
Оцените материал
(4 голосов)

Все мамы особых детей знают процедуру оформления инвалидности для ребенка. Знают, что время сбора справок и обхода врачей можно смело вычеркнуть из жизни. Эта процедура забирает колоссальное количество душевных и физических сил. И ладно бы столкнуться с комиссией один раз; ежегодное переосвидетельствование делит календарный год «до» и «после» экспертизы: до – сплошные нервы, а после – короткий отдых перед очередным забегом по тому же кругу. На самой комиссии складывается впечатление, все устроено так, чтобы те, у кого нервы послабее, не выдержали и ушли: глядишь, нагрузка на государство на одну пенсию будет меньше. И отношение врачей надменное, будто мы провинились перед ними в чем-то или должны чего. Тяжело.

Но еще тяжелее получить технические средства реабилитации. Я хочу поделиться своей историей «выбивания» ортопедической обуви, в которой решающую роль сыграл человеческий фактор. В 2008-мом году мы «доползли» до переосвидетельствования в четвертый раз. К тому времени я «краем уха» слышала, что есть список средств реабилитации, которые в случае необходимости выдают бесплатно, если они прописаны в ИПР.

И вот председатель комиссии осматривает моей дочери ножки. Я, «зашуганная», робко спрашиваю про ортопедическую обувь. Врач поворачивает голову и меня пронзает ледяной взгляд: «Как Вы думаете, сколько надо денег в год на такую обувь?». Я, как говорится, «без понятия», сколько это стоит в год; мы можем позволить себе только ортопедические стельки за полторы тысячи; обувь я «не тяну». Немного прикинув в уме, называю восемь тысяч рублей (значительная для меня сумма; позднее узнаю - двадцать пять). Каменную маску на лице врача искажает презрительная улыбка и, совершенно неожиданно, раздается смех: «Ха-ха-ха, восемь тысяч в  год – какие мелочи». Возникло чувство, будто мне дали пощечину. За что? Она вообще в курсе, что мы живем на пенсию и возможности выйти на работу нет. Это «слишком». Не позволю себя так унижать. Ответь она просто «не положено» - у меня бы мысли не мелькнуло спорить. А теперь я «закусила удила».

Написала заявление в Главное бюро. Там разговаривали очень вежливо, но обувь выдавать отказались категорически. Причина – проблемы с ногами не являются причиной инвалидности. Любые мои доводы разбивались об эту формулировку. Наслушалась я массу абсурдных аргументов; не буду их повторять – не хочу повторять глупости. Получив окончательный отказ, я ощутила внутреннюю пустоту – казалось, сил больше нет. Но перед глазами периодически всплывало смеющееся лицо врача, а в ушах звенело «Ха-ха-ха».

Нет, надо взять себя в руки и идти до конца. Пишу письмо в Москву в их головной офис, в котором излагаю свое видение ситуации: если врач рекомендует прыжок с парашютом, я организую его сама, так как в списке его нет; но если нам показано ношение ортопедической обуви, а она в списке есть, то, будьте добры, выдайте её мне.

В Москве меня «услышали». Через неделю позвонили из нашего филиала и пригласили за новой ИПР со всеми положенными льготами. Поэтому, если Вам не просто кажется, что ребенку нужно то или иное средство реабилитации, но и объективно его назначает лечащий врач, оформляйте документы и добивайтесь, чтобы все необходимое вписывали в ИПР.

Будьте уверены в своей правоте и пусть ни «хи-хи», ни «ха-ха» Вас не остановят.

Прочитано 2430 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены