Понедельник, 05 сентября 2016 20:55

Знакомьтесь, просто Павлик.

Автор
Оцените материал
(5 голосов)

«В июне 2013 года в нашей семье родился долгожданный малыш». Этой стандартной фразой я начинаю стандартное письмо в стандартный благотворительный фонд. Фраза не моя. Такими словами каждая стандартная семья, имеющая ребенка с особенностями развития, начинает свое обращение за благотворительной помощью. И я ее списала со стандартного образца.

Но это и моя, моя личная фраза. Конечно, малыш был очень долгожданный. Я типичный представитель постсоветского общества. Много училась, много работала, много добилась и когда «молодая была уже не молода» вышла замуж. Мы с мужем продолжали жить и работать, и хотя забеременеть сразу не получалось, я не отчаивалась и утешала себя тем, что в конце концов, не все пришли в этот мир, чтобы стать идеальной хранительницей семейного очага и продолжительницей рода, кто-то пришел совершать какие-то другие великие дела, например, переворот в науке. Тем не менее, когда я увидела заветные две полоски, я была счастлива. Настолько сильно счастлива, насколько может быть счастлива любая женщина, мечтающая о ребенке.

И, конечно, малыш был очень долгожданный. Наш долгожданный малыш. Когда я уходила в декрет, коллеги, провожая меня, напутствовали словами, что никто сейчас не сидит в отпуске по уходу за ребенком. Тем более до трех лет. Три месяца максимум и мама уже на работе. Да, это был мой случай. По дороге в роддом я вела переговоры о новом проекте, говорила, что я «немного занята, но недели через две, мы уже сможем обсудить все детали».

Никто не ожидал такой истории, которая с нами случилась. Никто нас к этому не готовил. Роды были не тяжелые, не стремительные, не преждевременные. Все шло ровно. И тем более велико было удивление врачей, когда родился тяжелый ребенок. 2 балла по шкале Апгар. И мир перевернулся. Все мои карьерные достижения и успехи стали такими мелкими и незначительными по сравнению с тем, что нам предстояло.

Я совсем не помню роддом. Наверное, защитные механизмы моей психики вычеркнули болезненные воспоминания из памяти. Я не помню персонал, я не помню соседку по палате. Я помню только отделение реанимации и кроху, моего сыночка, на аппарате ИВЛ. А потом началось: борьба за жизнь, больницы, консультационные и реабилитационные центры и т.д. Да, жизнь вносит свои коррективы в наши планы. Поменялся смысл моей жизни. И вот уже три года Пашка мой самый главный «проект». Наверное, уже не будет переворота в науке. И если я скажу вам, что я не скучаю по работе, это будет неправдой. Я скучаю. И в экзистенциальный кризис периодически «впадаю». Но у меня есть эксклюзивный антидепрессант. И я благодарю Бога за то, что у нас есть сыночек. Самый любимый, красивый и умный мальчик на свете. Когда он улыбается нам, все остальные трудности и неприятности рассеиваются как дым. И я так люблю его, как отсюда и до солнца, нет, как отсюда и до самого края Вселенной и, и еще обратно.

Я каждый день учусь. Только теперь учусь не управлению кадрами, не новым технологиям развития и обучения персонала. Учусь терпению. Учусь доброте. Учусь радоваться. Радоваться каждому маленькому изменению, каждому новому движению, каждому новому звуку.

Что там про «дорогу осилит идущий»? Терпеть не могу все эти афоризмы и крылатые фразочки. Сколько я слышала их от близких людей и не очень. Про лежачие камни и воду, текущую под них. Про то, что нас не убивает… и т.д. Не хочу слушать банальщину. Не хочу ее говорить и писать. Не нужно ничего усложнять. Все просто. Просто знакомьтесь: это мой сыночек Павлик Грачев. Просто он уникальный. Просто мы в самом начале пути. Просто мы живем и радуемся жизни.

Прочитано 2610 раз Последнее изменение Среда, 07 сентября 2016 13:08

Медиа

«В июне 2013 года в нашей семье родился долгожданный малыш». Этой стандартной фразой я начинаю стандартное письмо в стандартный благотворительный фонд. Фраза не моя. Такими словами каждая стандартная семья, имеющая ребенка с особенностями развития, начинает свое обращение за благотворительной помощью. И я ее списала со стандартного образца.

Но это и моя, моя личная фраза. Конечно, малыш был очень долгожданный. Я типичный представитель постсоветского общества. Много училась, много работала, много добилась и когда «молодая была уже не молода» вышла замуж. Мы с мужем продолжали жить и работать, и хотя забеременеть сразу не получалось, я не отчаивалась и утешала себя тем, что в конце концов, не все пришли в этот мир, чтобы стать идеальной хранительницей семейного очага и продолжительницей рода, кто-то пришел совершать какие-то другие великие дела, например, переворот в науке. Тем не менее, когда я увидела заветные две полоски, я была счастлива. Настолько сильно счастлива, насколько может быть счастлива любая женщина, мечтающая о ребенке.

И, конечно, малыш был очень долгожданный. Наш долгожданный малыш. Когда я уходила в декрет, коллеги, провожая меня, напутствовали словами, что никто сейчас не сидит в отпуске по уходу за ребенком. Тем более до трех лет. Три месяца максимум и мама уже на работе. Да, это был мой случай. По дороге в роддом я вела переговоры о новом проекте, говорила, что я «немного занята, но недели через две, мы уже сможем обсудить все детали».

Никто не ожидал такой истории, которая с нами случилась. Никто нас к этому не готовил. Роды были не тяжелые, не стремительные, не преждевременные. Все шло ровно. И тем более велико было удивление врачей, когда родился тяжелый ребенок. 2 балла по шкале Апгар. И мир перевернулся. Все мои карьерные достижения и успехи стали такими мелкими и незначительными по сравнению с тем, что нам предстояло.

Я совсем не помню роддом. Наверное, защитные механизмы моей психики вычеркнули болезненные воспоминания из памяти. Я не помню персонал, я не помню соседку по палате. Я помню только отделение реанимации и кроху, моего сыночка, на аппарате ИВЛ. А потом началось: борьба за жизнь, больницы, консультационные и реабилитационные центры и т.д. Да, жизнь вносит свои коррективы в наши планы. Поменялся смысл моей жизни. И вот уже три года Пашка мой самый главный «проект». Наверное, уже не будет переворота в науке. И если я скажу вам, что я не скучаю по работе, это будет неправдой. Я скучаю. И в экзистенциальный кризис периодически «впадаю». Но у меня есть эксклюзивный антидепрессант. И я благодарю Бога за то, что у нас есть сыночек. Самый любимый, красивый и умный мальчик на свете. Когда он улыбается нам, все остальные трудности и неприятности рассеиваются как дым. И я так люблю его, как отсюда и до солнца, нет, как отсюда и до самого края Вселенной и, и еще обратно.

Я каждый день учусь. Только теперь учусь не управлению кадрами, не новым технологиям развития и обучения персонала. Учусь терпению. Учусь доброте. Учусь радоваться. Радоваться каждому маленькому изменению, каждому новому движению, каждому новому звуку.

Что там про «дорогу осилит идущий»? Терпеть не могу все эти афоризмы и крылатые фразочки. Сколько я слышала их от близких людей и не очень. Про лежачие камни и воду, текущую под них. Про то, что нас не убивает… и т.д. Не хочу слушать банальщину. Не хочу ее говорить и писать. Не нужно ничего усложнять. Все просто. Просто знакомьтесь: это мой сыночек Павлик Грачев. Просто он уникальный. Просто мы в самом начале пути. Просто мы живем и радуемся жизни.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены